Мужское братство против любовницы директора

СССР, вы директор крупной фабрики, возраст еще много чего позволяет…

Все у вас есть, семья, дети, ежегодная путевка в Гагры. Также у вас личный водитель на служебном Москвиче. И как-то в очередном отпуске у вас приключается служебный роман. Причем, девушка весьма и весьма хороша, а самое главное, что когда после бурной постельной сцены, вы дымите вдвоем в потолок кишиневским мальборо вдруг она говорит, что по специальности водитель… Ну, вы же все сами понимаете?

— Вызывали, Константин Викторович?

— Степаныч, слушай, такое дело… В общем, ты должен написать заявление по собственному.

— Да как-же, Константин Викторович, я же с Вами вот уже как десятый год. Никаких нареканий…

— Степаныч, ну все. Я тебе дам отличную характеристику – тебя с руками и ногами хоть куда. Пару звоночков сделаю… Все, не смотри на меня так, иди, пиши.

В курилке Степаныч поделился с мужиками ситуацией, а они ему через совдеповский инфо-сервис «подруги-жена-муж» сообщают причину. Мол, дирехтор на курорте нашел барышню и привез сюда, она оказалась водителем. Нет, ну если ты, Степаныч, в койку тоже готов ради места…

— Эх, вот все бы вам, черти, насмехаться! Где вот мне работу подобную найти? Вот ты, Петрович, ржешь, а я твою жену в роддом на директорской машине возил. А тещу в аэропорте, не твою ли, Петюня, встречали? Вооот. Стыдно, товарищи коллеги…

— Да погодь, ты, Степаныч, покумекаем чего, тем более, тебе машину сдавать завтра вечером, время еще есть.

На следующее утро мужики поведали Степанычу идею, на что тот поначалу отнекивался, а затем решился – будь, что будет!

Дело было поздней осенью, начинались заморозки. В крытом автопарке было прохладно. Директорский Москвич буквально сиял. И новый водитель, точнее водительница, захлопала в свои «миньятюрные» ладошки и даже попыталась чмокнуть Степаныча в щеку, но тот хмуро отстранился. Константин Викторович, старше своего нового водилы лет на дцать, жестом показал, мол проверяй. Девица похлопала дверями, зачем-то в багажник заглянула, попинала переднее колесо, села за руль. Двигатель завелся с полпинка и удовлетворительно заурчал как мартовский кот. Директор пожал Степанычу руку, дал рекомендательные бумаги, как и обещал и сел в Москвич.

Степаныч никуда не устраивался, и даже не ушел в запой. Он выпросил уход в отпуск с последующим и, поскольку дачный сезон давно закончился и картошка была выкопана, поэтому с чистой совестью он ходил на речку порыбачить. Рыба особо не клевала, но важен был процесс и составляющие: темные воды реки, запах пожухлой травы, мелкий моросящий дождь… А рядом термосок с горячим грузинским чаем.

И вот, где-то через неделю, в очередной раз, когда отпускник смотрел на меланхоличный поплавок, мимо которого проплывали безжизненные листья, с дороги, что проходила возле берега, раздалось знакомое «москвичевское» бибиканье.

— Степаныч! – Константин Викторович не шел, бежал к нему, — Степаныч, дружище, выручай!

— Здравствуйте, Константин Викторович! Что случилось?

— Степаныч, беда, сил больше нет… Слушай, я тебе как мужик мужику, — директор перешел на шепот,- не было такого на курорте, да и вообще. Кто ж мог подумать?! Она ж оказалась… В общем, выходи на работу, а? Я тебе слово даю, больше никогда не зайдет речь про увольнение и уже написал распоряжение о прибавке к твоей зарплате! Выходи, а?

Когда через неделю Степаныч вышел, директор был полностью готов. И, закрывшись в кабинете, окна при этом были открыты не смотря на холодину, директор поведал жуткую историю.

Началось практически сразу. Поехали в город на совещание и через какое-то время в салоне автомобиля стало вонять. Жутко вонять.

— Ну как говном, понимаешь? И она мне, понимаешь, выговаривать еще начинает! Ну не с… ли? Я отчитал ее, всякое бывает, может съела чего, ладно. Так мне другие жалуются. Бухгалтера отправляю за деньгами – то же самое рассказывает. Поехали из гаража нормально, потом дерьмом в салоне прет невыносимо. Она и машину на несколько раз вымыла, и все просмотрела — все отговаривалсь, что может что протухло где… Мужики в ремонтном тоже руками разводят – все в порядке, говорят. В постели, не поверишь, все просто отлично, а в машине дерьмо! Нет, знаешь, я многое готов терпеть, но не это говно!

Читай продолжение на следующей странице

Мужское братство против любовницы директора