Мужское братство против любовницы директора

В свой первый рабочий день новым-старым водителем директора Степаныч снял коробку передач, тщательно промыл, заменил масло, поставил на место и, сев на стульчик в курилке, удовлетворительно затянул беломорину. А потом начал дико ржать. Ржали и мужики…

Чтобы прояснить ситуацию вернемся в день сдачи авто новому директорскому водителю. Степанычу ужасно неудобно было делать то, что посоветовали мужики-ремонтники в курилке. Он пришел в цех намного раньше всех. Коробка передач с Москвича была снята еще вчера.

Морщась он вытряхнул из пакетика свои вчерашние фекалии, на порядок больше, чем нужно сдавать в больницу на анализы, и достаточно быстро все установил на место. А дальше дело техники и физики. Пока масло в коробке не разогрелось – все нормально, когда машина немного поездит, становилось горячим и шел соответствующий духан. Идея была, конечно, совершенно, казалось, идиотская, но она великолепно сработала и теплое место совместными коллективными усилиями удалось сохранить.

И работал Степаныч еще долго, и даже когда директор сменился.

******************************************

Уволю всех нахрен!

Руки Николая Ивановича тряслись и он никак не мог донести до рта таблетку успокоительного – она уже раз в десятый падала на пол и от этого трясло еще больше. Его стол начальника отдела уборщицы уже отмыли на несколько раз с порошком, но запах все равно был весьма ощутим. Важные документы, а главное, благодарственное письмо от мэра лично, оказались испорчены навсегда. Он сразу что-то заподозрил, увидев на своем столе кипу документов. Но все оказалось гораздо хуже – бумажная куча скрывала другую кучу…

 

— Кто это сделал!? – Он сорвался на фальцет в конце, и покраснел, и стукнул по столу.

Коллектив столпился в небольшом кабинете молодого начальничка, переминаясь с ноги на ногу. За год работы к нему так и не привыкли. Он не собирал планерок, не общался ни с кем. Никто вообще не понимал – зачем им этот самый начальник нужен. До него был Степан Егорыч – мировой мужик. В пятницу всегда с мужиками по пивасику, женской части всегда знал что и как, а главное когда сказать. Обычно собирал утром в понедельник, ставил задачи, потом вечером в пятницу обсуждали чего и как получилось, в чем были сложности. Потом женщины уходили, мужики оставались. Но не надолго. Меру знали. И все было просто сказкой, пока Егорыч не ушел на повышение и появился вот этот «янгхрен». Так его прозвал Виталик, тоже молодой член коллектива, большой знаток английского. По его словам. В переводе Виталика слово означало «молодой, неопытный».

— Фу, а чем это воняет? – сморщила нос легкомысленная Вика. Ей было под пятьдесят, но она была просто девочкой в годах. В кабинете однозначно пахло дерьмом даже несмотря на открытое настежь окно.

— Я спрашиваю, кто насрал на мой стол?!! – снова завопил «янгхрен».

— Может на экспертизу сдать нужно было? – послышалось с задних рядов.

— ЧтоооОО?! ВооООоН!

Выходили, облегченно вздыхая. Да и в коридоре уже запаха не было.

— Теперь у него в кабинете и запах подходящий! – заржал басом Митрич, толкнув в бок Виталика, который в ответ удивился: — Не, а кто ему на стол-то наложил? Он, конечно, того.. но это ж..

Весь день коллективу было чем заняться. Помимо работы, конечно. Через курилку вся контора уже через час знала про «мину» Николая Ивановича.

Надо сказать, что попал он на это место по протекции одной особы. Вроде бы любовницы босса. Она-то его и учила как работать с подчиненными, при этом не имея никакого опыта, окромя интернетовских баек:

— Сразу же построй их и покажи кто начальник! Не давай спуску! Пусть знают, кто главный!

А тот воспринял все буквально и начал… Раз его послали нахер. Он прибежал к боссу. А тот, мол, а как я уволю лучшего аналитика в конторе? Кто мне будет прогнозы делать, ты? Так что терпи… контактируй с коллективом.

Но вместо этого молодой управленец начал ко всем придираться, пытаясь отомстить за отношение, которое же сам провоцировал. Пока не получил прозвище «янгхер». Узнал про это от любовницы босса, и страшно обиделся. Стал затворником. Пока на стол не наклали…

В кабинет к боссу он буквально ворвался, размахивая грамотой от мэра с коричневым пятном – не удалось отмыть как следует, а выкинуть было жалко. В другой руке была докладная на весь коллектив, с указанием «подозреваемых».

Босс был уже в курсе, и ждал вместе с замом по безопасности. Он молча подозвал красно-трясущего начальничка и указал на экран компьютера. На видеозаписи было видно, как «янгхер» утром, за час до начала работы, выходит из туалета с пакетом и шурует к себе в кабинет, а потом туда входят уборщицы… Подстава коллектива не удалась.

— Экспертизу пакета, который нашли у тебя в кабинете, думаю, делать не стоит?

Заявление на увольнение по собственному «янгхер» писал молча.

— Ну, и вот зачем он это сделал? – спросил Виталик, делая затяжку в курилке. На что Митрич пробасил:

— Ты не понял что ли? Ну, докопаться до нас просто не мог, а гадость хотелось сделать, уволить всех хотел… вот и доувольнялся… Правильно говорят не рой яму другому… Точнее, не сри другому на стол, а то оно к тебе и прилетит.

Источник

Мужское братство против любовницы директора